Есть ли связь между радио и телевидением

Опубликовано: 04.10.2022

Радио и телевидение — значимые средства связи с широкой общественностью. Особенно они актуальны для крупных компаний, центральных государственных структур, политических кампаний.

Общим для этих каналов коммуникации является:

· передача сообщений, мгновенно принимаемых в доме зрителя или слушателя,

· зависимость наличия коммуникации от добровольного приобретения населением приемных устройств,

· организация работы по временному принципу, планирование программ по часам,

· наличие сетей станций для одновременного вещания в масштабах страны и за её пределами,

· в техническом аспекте радиопередача и телепередача — одно и то же, — в эфир из вещательного центра передаются электромагнитные колебания, принимаемые одновременно в миллионах точек. Только в радиопередаче сигнал несет лишь звуки, во втором — звуки и изображение. В Москве зарегистрировано около 30 российских и около 90 иностранных теле- и радиокомпаний.

Работа специалиста ПР с радио и телевидением предполагает знание аудиторий различных программ, выбор жанра, времени и продолжительности трансляции. Кроме того, крупные компании и ряд организаций имеют собственные теле- и радиокомпании, собственные студии видео- и звукозаписи, производства видеофильмов. Использование видеокамер, диктофонов, компьютеров и других современных средств записи и воспроизведения аудиовизуальной информации позволяет готовить материалы для радио- и телетрансляции специалистам ПР, не имеющим специального журналистского образования. Знание особенностей теле- и радиосообщений дает возможность специалисту ПР эффективно работать с профессиональными журналистами, корреспондентами, а также выполнять их функции при подготовке материалов для трансляции — особенно по каналам внутриорганизационных теле-и радиокоммуникаций.

Основную массу сообщений, передаваемых телевидением и радио, можно разделить на три основных вида: публицистические, художественные, научные. Значительная часть сообщений объединяет элементы этих видов сообщений.

Публицистические сообщения отличаются документальностью, невымышленностью фактического материала. ПР используют чаще публицистический вид сообщений, но также и научный, и даже художественный. Публицистические сообщения подразделяются на виды:

1) информационная публицистика,

2) аналитическая публицистика,

3) художественная публицистика.

Каждый из видов публицистических сообщений имеет несколько жанров. Жанр — это тип (форма, методы) отображения реальной действительности, обладающий сложившейся системой относительно устойчивых признаков.

Информационная публицистика объединяет жанры, выражающие стремление к простой фиксации реальности: здесь автор идет за конкретным событием, явлением. Композиция и организация процесса отображения действительности диктуются самим строем происходящего события. К жанрам информационной публицистики относятся: заметка, выступление, интервью (и его разновидность — пресс-конференция), репортаж.

Аналитическая публицистика основана на сообщении, содержащем целенаправленный авторский анализ реальных фактов и явлений. При этом композиция сообщения зависит не от фабулы события, но от замысла автора. К жанрам аналитической публицистики относятся: беседа, комментарий, обозрение.

Художественная публицистика основана на сообщениях, композиция которых зависит от образной системы, предложенной автором. Задачи коммуникации реализуются средствами художественной выразительности. К жанрам художественной публицистики относятся: очерк, портрет, эссе, фельетон, памфлет, зарисовка (этюд).

Наименования жанров в теле- и радиопублицистике совпадают с наименованиями газетных жанров, что свидетельствует о наличии общности целей, задач и средств (подходов) отражения действительности.

Эффективное использование СМИ для целей ПР предполагает знание всего разнообразия видов и жанров теле-и радиосообщений. Публицистические жанры специфичны в отражении и трактовании действительности и имеют различные коммуникативные возможности. Средства кодирования идеи сообщения, логическая и психологическая аргументация используются разными жанрами в различной степени.

Сравним телепередачу с аналогичной радиопередачей. Когда вы читаете интервью, напечатанные в газете или журнале, вы, конечно, получаете какое-то представление о личности человека, у которого взято интервью. Но, во-первых, представление это может быть и неточным, так как то, что говорил этот человек, вы узнаете не непосредственно от него, а через интервьюера, изложившего его слова на бумаге. Во-вторых, даже и это представление относится больше к интеллектуальной составляющей личности человека; физическая же его индивидуальность скрыта от читателя. В радиопередаче дело обстоит почти так же. «Почти», а не «точно так же» потому, что голос — это все же часть физической сущности человека. Непосредственно, чувственно воспринимая, слушая живой голос, вы получаете некоторую информацию о физической индивидуальности человека: ведь тот или иной тембр голоса, богатство или бедность интонаций, манера говорить — все это само по себе сообщает слушателю дополнительные сведения о говорящем. Иной раз, независимо от содержания речи, независимо от того, что говорит человек, по тому лишь, как он говорит, можно понять не только, что он молод или стар, но и узнать, интеллигентный ли это человек, веселый он или скучный, добродушный или угрюмый. Можно судить о его отношении к людям, о степени его открытости, искренности, т. е. о духовных чертах.

Когда же перед вашим взором лицо этого человека со всеми оттенками эмоций, впечатление, которое на вас производит он и его рассказ, во много раз усиливается. Начинает работать психологический механизм, называемый учеными «фильтр доверия и недоверия». Если облик человека преодолевает этот фильтр, существующий в нашем сознании, воздействие речи усиливается многократно, начинает сказываться эффект внушения, действующий подчас сильнее логических аргументов.

Итак, главное, решающее отличие радиовещания от телевидения состоит в том, что радио воздействует только на слух человека, тогда как телевидение обращено и к его зрению.

Можно было бы назвать множество полностью провалившихся попыток механически повторить радиоспектакль на телевидении. Несоответствие внешнего облика актеров образам персонажей (при полном совпадении голосовых качеств) было бы одной из причин неудачи, притом причиной второстепенной, препятствием, которое можно в конце концов обойти. Ведь можно пригласить для исполнения радиопьесы по телевидению не тех актеров, которые участвовали в радиопередаче, а других, соответствующих по своим внешним данным требованиям драматурга, да и не так трудно придать зрительность, вещественность радиопьесе. Решающей причиной провалов было другое обстоятельство: хорошая радиопьеса обладает специфическими качествами радиодраматургии.

Законы радиодраматургии требуют, чтобы слова, произносимые в радиопьесе, не только выражали идеи и мысли персонажей, но и давали возможность слушателю представить себе зрительно материальную обстановку, в которой развивается действие. В телевизионной передаче надобность в этом отпадает, поскольку обстоятельства места, обстановки, физические данные персонажей познаются зрителем путем непосредственного, чувственного восприятия изображения.

Как только перед человеком появляется изображение, к тому же изображение движущееся, раскадрованное и смонтированное, оно по причинам психологическим и физиологическим становится доминирующим элементом передачи, а звук (речь, музыка, шумы) начинает играть подчиненную роль.

Но ведь радиопьеса была создана в расчете на то, что единственным компонентом передачи будет звук. Что же происходит? Поскольку драматургия радиопьесы предусматривала отсутствие зрительных впечатлений, поскольку радиопьеса была сконструирована в расчете на их отсутствие, сейчас, когда эти зрительные впечатления наличествуют и даже неизбежно становятся главными в восприятии, разрушается основа радиопьесы — ее драматургия.

Мы далеки от мысли отрицать значение слова, звука вообще в телевизионной передаче. Нет сомнения, что в телевидении слово, и произнесенное и непроизнесенное, т. е. то, которое написано в сценарии и адресовано к создателям передачи, играет огромную роль, гораздо большую, чем в кино (в некоторых видах телевизионных передач, в интервью, например, слово имеет решающее значение).

Даже при передаче музыки телевидение отличается от радио. Нужно быть очень квалифицированным зрителем, чтобы уметь отвлечься от облика исполнителя, от его внешней индивидуальности и оценивать одну только музыку. Собственно говоря, правильность этого положения подтверждается еще одним фактом: если бы музыку достаточно было только слушать, то при нынешнем уровне развития радиовещания и систем стереофонической записи давно бы закрылись все концертные залы.

Непременное, самоочевидное условие телевидения состоит в том, что у телевизора есть экран, заполненный движущимся изображением.

Воздействие телевидения на сознание, через зрение не так мощно, как, скажем, кино или балета. Но все же наличие экрана означает, что основа телевизионной передачи — образ звукозрительный, воздействующий на сознание и через зрение, и через слух. Нужно помнить, что по причинам физиологическим и психологическим зрение — путь, по которому информация легче, четче и с меньшими потерями достигает сознания.

Мы не стремимся доказать, что радио из-за отсутствия изображения – «низшее» по сравнению с телевидением средство информации и художественного выражения. Прежде всего радио обладает почти безусловной, безграничной вездесущностью. Затем, что важнее, отсутствие зрелищности дает радио определенные преимущества перед телевидением: оперируя одним только звуком, радиовещание способно сильнее влиять на воображение, на творческую фантазию слушателя. Слово — великая сила, однако изображение ограничивает меру использования слова, заставляет принципиально по-иному употреблять его. Заметим еще, что телевидение, по причине все той же зрелищности, больше утомляет человека. Радиопередача, особенно музыкальная, не требует абсолютного сосредоточения слушателя у приемника, как того безоговорочно требует телевидение.

В силу очевидности не будем задерживаться на таких факторах, как отсутствие в радиопередаче многих важнейших компонентов передачи телевизионной: декораций, гримов, костюмов, мизансцен, ракурса, плана и т.п.

Все сказанное приводит к выводу, что существующее по сей день стремление поставить знак равенства между телевидением и радиовещанием, бытующее, например, у радиорепортеров, приходящих работать на телевидение, принципиально ошибочно. Оно приводит к резкому снижению степени воздействия телевизионной передачи на зрителя, ибо игнорирует основу природы телевидения — его зрительность. Опасность, создаваемая таким стремлением, тем более велика, что превратить телевизионную передачу в радийную очень легко.

Значит ли все сказанное об отличиях телевидения от радиовещания, что между ними нет ничего общего? Разумеется, дело обстоит не так.

В техническом аспекте радиопередача и телепередача одно и то же: по эфиру из вещательного центра передаются электромагнитные колебания, принимаемые одновременно в миллионах точек. В первом случае сигнал несет информацию только о звуке, во втором — о звуке и изображении. По этой технической причине программа радио и программа телевидения обращены к аудитории, одинаковой по своему характеру, и, следовательно, радиопрограммы и телепрограммы могут иметь общие цели и задачи.

Основная часть сходства радио и телевидения — это электронные средства доставки сигнала, общность аудитории, практически одинаковые условия восприятия.

Телевизионную передачу, как и радиопередачу, в большинстве случаев воспринимает группа из нескольких человек: три-пять человек около радиоприемника или телевизора составляют в совокупности по России аудиторию в 100 – 150 млн. человек (около всех радиоприемников или телевизоров). Все особенности телевизионной аудитории: и ее массовость, с одной стороны, и камерность обстановки, в которой воспринимается передача, — с другой, присущи и аудитории радио.

Особенности аудитории закономерно определяют общность содержания радиовещательной и телевизионной программ. Общественные функции телевидения совпадают с общественными функциями радиовещания.

Условия приема программ – серьезный фактор, влияющий на формы и жанры передач. Это относится и к радиопрограммам, и к телевизионным программам, к радиопередачам и телевизионным передачам. Условия, в которых равно находятся радиослушатели и телезрители, объясняют существование на телевидении многих публицистических форм и жанров, издавна существующих на радио, таких, как беседа типа описанной выше «9-й студии» или комментарий, обозрение, информационный выпуск и т. п.

Несмотря на всю важность одинаковых общественных функций радио и телевидения, различия в их выразительных средствах и, следовательно, в приемах и методах воздействия на аудиторию имеют чрезвычайное значение.

Отличие телевидения от радиовещания — в средствах выражения. Единственное средство радио — звук; телевидение воздействует и изображением.

Специфика телевидения

Телевидение способно охватить самые широкие слои населения, даже те, которые остаются за пределами влияния других средств массовой коммуникации. Эта способность телевидения объясняется особенностями его физической природы, определяющими специфику телевидения как средства создания и передачи сообщения.

Первое — способность электромагнитных колебаний, несущих телевизионный сигнал, принимаемый телевизором, проникать в любую точку пространства (в зоне действия передатчика). Мы называем эту способность вездесущностью телевидения.

Второе — способность передавать сообщение в форме движущихся изображений, сопровождаемых звуком. Мы называем это свойство экранностью телевидения. Благодаря экранности телевизионные образы воспринимаются непосредственно-чувственно, а потому доступны самой широкой аудитории.

Третье — способность сообщить в звукозрительной форме о действии, событии, по словам Эйзенштейна, «в неповторимый момент самого свершения его». Одновременность действия, события и отображения его на экране — уникальное качество телевидения. Оно обнаруживается только в процессе прямой («живой») передачи, когда изображение идет в эфир непосредственно с телевизионных камер, без опосредования предварительной фиксацией, т. е. в настоящем времени. Мы называем способность к созданию и распространению нефиксированных сообщений непосредственностью телевидения. Непосредственность неразрывно связана с симультанностью телепередачи (т. е. одновременностью наблюдения и показа, трансляции); это две стороны одного феномена. Он проявляется в реальных программах не постоянно, однако имеет весьма существенное значение для психологии зрительского восприятия, так как обусловливает особую достоверность телевизионного зрелища. Вся телепрограмма разворачивается одновременно и параллельно с текущей жизнью телезрителя, диктор сообщает, например, о демонстрации художественного фильма, находясь в прямом эфире, в реальном времени; и зритель невольно актуализирует содержание этого старого, может быть, фильма, включая его в контекст реальности, находя такие параллели, о которых создатели фильма даже не могли предположить. Например, в 1993 г. показ фильма 1950 г. «Заговор обреченных» воспринимался в контексте заседаний последнего в истории России съезда народных депутатов, избранных еще при власти КПСС.

Таковы признаки телевидения как средства и канала передачи сообщения. Значение их велико. От них зависят многие функциональные, структурные, выразительные, эстетические особенности и возможности телевидения.

Телевидение свободно приходит в каждый дом, человек может приобщиться к транслируемому действию, не покидая домашнего очага. Это позволяет телевидению выполнять функции, общие для всей журналистики (подробнее о них — в следующей главе). Но в экранном воплощении традиционные журналистские жанры — интервью, репортаж, комментарий и др. — обладают важной особенностью: их содержание, тема и идея выражаются непосредственно авторами и героями событий, живыми людьми со всей совокупностью их личностных характеристик. Произносимые слова воспринимаются в неразрывной связи с эмпирической личностью произносящего. По мере развития телевизионной журналистики стало выясняться, что воздействие сообщения на аудиторию усиливается (или, наоборот, уменьшается) свойствами личности автора.

Вытекающая из вездесущности телевидения непрерывность связи программы с аудиторией определяет функциональные различия между кино и телевидением, что в свою очередь отражается на структуре сообщений, затрагивает сферу использования средств выражения. Поэтому и не может быть речи о полном тождестве телевидения и кино.

Дата добавления: 2018-10-27 ; просмотров: 1297 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Особенности общения с аудиторией радио- и телевещания

ОСОБЕННОСТИ РЕЧИ ПЕРЕД МИКРОФОНОМ И ТЕЛЕВИЗИОННОЙ КАМЕРОЙ

Многие оказываются в ситуациях, когда взаимодействие с другими людьми опосредуется такими техническими средствами, как микрофон или телекамера. Это может быть чтение лекций, публичное выступление, участие в пресс-конференции, интервью для радио или телевидения, чтение официального заявления и др. При этом поведение в целом и речевое поведение как его важнейшая составляющая неизбежно должно быть определенным образом скорректировано с учетом как преимуществ, так и ограничений используемых технических средств.

Отметим, что выступление с микрофоном перед публикой и выступление в радио- или телевизионной студии с точки зрения особенностей речевого поведения имеют между собой меньше сходства, чем различий. Объединяет их то, что эти виды выступлений являются устной публичной речью, каждое из них предполагает общение, ориентированное на большую и разнообразную по составу аудиторию. Вместе с тем подготовка и выступление с микрофоном перед «живой публикой»» требуют от выступающего лишь определенных навыков обращения с этим техническим средством, сами же приемы воздействия и поведения не отличаются от тех, что используются в ораторской речи. В свою очередь, по мнению многих режиссеров, именно «ораторское искусство» – то единственное, что как бы специально создано, чтобы уничтожить естественность радио- или телевизионной беседы.

Какие факторы задают специфику общения по радио и телевидению, отличающую его от обычного публичного выступления? Каковы основные принципы организации радио- и телевизионной речи? Существуют ли правила поведения перед телекамерой и микрофоном и, если да, то в чем они заключаются? Вот те вопросы, которые рассматриваются в настоящей главе.

Подчеркнем, что нас будут интересовать не столько задачи профессиональной радио- и тележурналистики, сколько проблемы и вопросы, в которых необходимо ориентироваться, и требования, которые следует учитывать так называемым непрофессионалам, т.е. людям, в силу тех или иных причин обратившимся к возможностям радио- и телевизионной коммуникации.

Для того чтобы понять специфику радио- и телевизионной речи, нужно предварительно рассмотреть особенности взаимодействия между выступающими по радио или телевидению и аудиторией этих средств массовой информации. Важность учета социально-психологических характеристик при анализе «языка массовой коммуникации», принципиальную зависимость собственно лингвис­тического поведения от социально-психологического контекста от­мечают все специалисты в области массовой коммуникации.

Анализируя особенности общения по радио и телевидению, вы­делим два ключевых момента: 1) влияние характера радио- и телеви­зионной аудитории на поведение выступающих; 2) факторы, опреде­ляющие привлекательность или непривлекательность образа высту­пающего в глазах аудитории.

Рассматривая характерные особенности радио- и телевизионной аудитории, отечественный психолог АА. Леонтьев обратил внима­ние на ряд психологических трудностей, с которыми не встречается выступающий в «живой» аудитории, но которые возникают у челове­ка во время выступления по радио или телевидению.

Во-первых, коммуникатор не видит своей аудитории, следовательно, он лишен возможности непосредственно регулировать сред­ства воздействия на слушателей, сообразуясь с их реакцией. Чтобы выйти из затруднения, вызванного отсутствием обратной связи, не­обходимо прогнозировать, представить, как эта невидимая аудито­рия может реагировать на то, что было сказано. Оптимальный путь такого прогнозирования, по-видимому, предполагает как бы мыслен­ное сужение этой аудитории до «своей», до той, которую коммуника­тор хорошо знает.

Во-вторых, радио- и телевизионная публика не просто рассре­доточена в пространстве — она рассредоточена психологически. Люди становятся радио- или телеаудиторией случайно, без объеди­няющего их мотива, интереса, цели. Если обычный оратор имеет дело с людьми, уже заведомо представляющими собой некоторое психологическое единство, то в условиях радио или телевидения публичное выступление требует с самого начала усилий по привлече­нию внимания слушателей/зрителей, включая специфическое по­строение самого выступления, особую манеру поведения выступаю­щего, т.е. все, что могло бы их заинтересовать. И хотя иногда инте­рес может вызвать сама тема выступления или популярность переда­чи, в которую приглашен выступающий, все-таки чаще всего комму­никатор сталкивается с необходимостью самому «подготовить почву» в умах зрителей или слушателей для восприятия своего вы­ступления.

В-третьих, аудитория телевизионного и радиовыступяения практически не поддается «заражению», поэтому манера обраще­ния, сам способ говорить с нею должен отличаться от обычной пуб­личной речи. Восприятие массовой коммуникации, особенно телевидения, очень зависит от той малой группы, в составе которой человек слушает или смотрит передачу. Интерес к передаче и мнение об ее достоинствах и недостатках складываются обычно как единое мнение семьи или другой группы людей, воспринимающей ее со­вместно. Поэтому выступление должно не только привлекать внима­ние (интерес), но и постоянно поддерживать его.

В-четвертых, человек слушает и смотрит радио- и телепро­граммы, так сказать, в «мягких туфлях», в домашней обстановке, что не может не влиять на требования как к форме, так и к содержанию выступления. От публичного выступления по радио и телевидению ожидается, с одной стороны, сохранение некоторой отстраненнос­ти, а с другой — доверительность, неофициальность.

В-пятых, аудитория радио и телевидения гораздо более разно­образна, чем аудитория «живого» публичного выступления. Поэтому выступающий должен ориентироваться на очень разный уровень слушателей/зрителей.

Итак, ясно, что аудитория, с которой имеет дело выступающий по радио или телевидению, определяет особые требования к его речевому поведению.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой журналистики ФГБОУ ДПО "Академия медиаиндустрии", г. Москва, Россия

советник Генерального директора АНО «Общественное российское телевидение», г. Москва, Россия

Раздел: Телевидение и радио

Статья посвящена актуальной проблеме взаимодействия российского телевидения с аудиторией. Авторы утверждают, что российские телеканалы общего формата сокращают в принципе объемы такого взаимодействия и используют только консервативные формы коммуникации со зрителями. Это приводит к оттоку активных людей от телевидения, разделению аудитории страны на пользователей традиционных и новых медиа, потере единого информационного пространства. На основе анализа опыта западного телевидения делается вывод о том, что модели полноценной коммуникации с телевизионной аудиторией на сегодняшней день не существует. Ни жанр, ни формат телепрограмм, ни форма собственности телеканалов не задают стандартов взаимодействия, которые гарантировали бы полноценную коммуникацию. Авторы предлагают свою антропоцентрическую модель коммуникации с аудиторией и называют ее основные типологические признаки и принципы построения.

Актуальность взаимодействия телевидения со зрителем в сов­ременных условиях обусловлена тем, что с повышением конку­ренции в медиасреде аудитория рассматривается как основная «валюта» функционирования медиасистемы. Сверхизобилие до­ступной информации приводит в современных российских реали­ях не только к огромному выбору способов и источников медиа­потребления, но и к постепенному разделению аудитории на тех, кто ориентируется на традиционные СМИ, и тех, кто предпочита­ет новые медиа. И если многие зрители, регулярно смотрящие те­левидение, как правило, имеют некоторый опыт использования Интернета, то молодые потребители новых медиа все больше от­ворачиваются от традиционных СМИ.

Во вступительных сочинениях в вузы можно часто встретить в той или иной форме как само собой разумеющееся утверждение о том, что телевидение умирает, его смотрят только пожилые, и на смену ему приходит Интернет. И несмотря на то что на поверку это также часто оказывается, хотя бы отчасти, определенным лу­кавством и даже фрондой, подобное отношение ясно отражает растущее неприятие телевидения со стороны молодежи. Большой экран телевизора дома перед диваном - сегодня уже совсем не обязателен. Главный теперь - монитор с подключенным Интерне­том, а значит там может быть и кино, и страница социальных се­тей, и Youtube, и так далее. Таким образом, у этих двух категорий коммуникативных сообществ возникает различная картинка мира, страны, общества и себя в нем. В самом общем виде, следст­вием является, по выражению Даниила Дондурея, то, что у гра­ждан одной страны нет общей «модели развития родной страны» (Дондурей, 2013: 10).

Отмеченное разделение общества по видам медиа формулиру­ется как проблема и на государственном уровне. Недавнее пригла­шение блогеров для выступления в Госдуме - одно из доказа­тельств признания проблемы законодательной властью. Несмотря на то что основным результатом этого мероприятия стала пока только очевидность пропасти между участниками слушаний.

Жанр и формат телепрограммы не определяют сущность коммуникации со зрителем

Телевидение накопило большой опыт разнообразного по фор­мам и подходам опыта реализации взаимодействия с телезрите­лем - от привлечения студийной аудитории до дистанционного взаимодействия с аудиторией у телеэкрана с помощью традицион­ных и новых видов связи. Отдельно можно назвать и привлечение обычных людей в качестве героев телепрограммы, различные фор­маты реалити-шоу, фильмы с концовкой по выбору зрителей и другие виды.

Однако все эти приемы использования взаимодействия со зрите­лями не позволяют аудитории в полном объеме быть участником коммуникации. Какой же механизм, вид регуляции может задавать параметры и суть коммуникации? Считается, что жанр произведе­ния определяет набор художественных приемов, формальных и со­держательных свойств произведения. Но жанровая определенность произведения была трансформирована в литературе еще задолго до появления телевидения. Так, например, предложение Виктора Шкловского о том, что жанр - это конвенция между автором и пу­бликой, при которой система сигналов однозначно трактуется об­еими сторонами (Шкловский, 1974: 762), в случае телевидения оставляет огромное поле для различного практического воплоще­ния. К примеру, такая дискуссионная форма (жанр) телепрограм­мы, как ток-шоу с участием студийной аудитории, может создавать роль для аудитории или ее отдельных представителей как в рамках субъекта телепрограммы, так и просто публики, сродни зрителям при просмотре фильма в кинотеатре. Да и содержание самой «кон­венции» определяется и сообщается аудитории вещателем в одно­стороннем порядке.

Если обратиться к практике непосредственно телевидения, то здесь принято оперировать понятием «формат». «Внутри калейдо­скопического «потока» информации значимость жанровых разли­чий в целом понижается - признаки жанра менее важны по срав­нению с признаками принадлежности к телеканалу, соответствия «формату» (Шергова, 2016: 15). Научного обоснования и четкого определения термин «формат» не имеет. Однако на практике этот термин определяет общие характеристики телепрограммы в кон­тексте стратегии телеканала по привлечению и удержанию целе­вой аудитории в конкретном временном отрезке. Нетрудно обна­ружить, что в рамках одного формата могут быть реализованы совершенно разные подходы к взаимодействию с аудиторией. Поскольку практически все телепрограммы развлекательного ха­рактера на российском телевидении являются лицензионными, то, как правило, используется и западная классификация по фор­матам. В разделе Reality есть формат телепрограмм «Makeover- show», в котором зрители наблюдают за трансформацией героев - обычных людей или «звезд», на основе взаимодействия с которыми и строится основной сюжет телепрограммы. К этому формату относятся, к примеру, существующие на разных россий­ских телеканалах программы о квартирном ремонте и переделках. В российской версии роль представителей аудитории сводится к их максимально кратким, часто очень абстрактным пожеланиям того, что бы они хотели видеть после ремонта, и изъявлению горя­чей благодарности в конце программы, независимо от того, что именно и как отремонтировали или построили в их жилище. Является ли такой прием примером взаимодействия с аудиторией? Вряд ли. Как говорил В.И. Ленин, формально все правильно, а по сути издевательство. Потому что если представители аудитории выступают в роли живых манекенов, то это совершенно не значит, что с ними осуществляется коммуникация. Если предположить, что на многочисленных ток-шоу на российских телеканалах люди в студийной аудитории хлопают в ладоши не по команде, а по зову сердца, то даже такой вид коммуникации можно считать более полноценным. В нем есть хоть и один простой, но прямой комму­никативный сигнал от аудитории. Таким образом, ни жанр, ни формат телепрограммы не определяют сущность коммуникации со зрителем.

Логично было бы предположить, что существенное влияние на организацию системы коммуникации с аудиторией оказывает орга­низационная форма, установленная телекомпанией, и источник ее финансирования. В мире медиа в области телевидения существуют основополагающие три формы - государственная, общественная (public service) и коммерческая. В США и Европе телеканалы обще­го формата являются общественными или коммерческими. Когда еще только началось регулярное радиовещание, вопрос об участии общества, о взаимодействии со слушателями сразу привлек к себе внимание. Знаменитый немецкий драматург Бертольд Брехт писал в 1932 г., что радио должно повернуться от вещания (дистрибуции) к коммуникации: «. если бы радио знало, как получать, а не только передавать, как дать слушателям возможность не только слушать, но и говорить, как привести его (слушателя) к взаимодействию, а не изолировать его» (Brecht, 1932).

В 60-е и 70-е гг. на европейском и американском телевидении было много всякого рода экспериментов с привлечением аудито­рии для участия в телепрограммах. За этим виделся важный меха­низм обеспечения связи СМИ и общества, формирования общественного мнения и развитого гражданского общества. Ком­мерческие телеканалы в основном игнорировали эти возможно­сти. Однако к началу 90-х гг. на коммерческих телеканалах стали во множестве появляться различные форматы соревнований, вик­торин и игр, куда приглашались для участия представители аудитории. А на общественных телеканалах возобладала точка зре­ния, что привлечение аудитории - это своего рода популизм. Прием, с помощью которого пассивная массовая аудитория «за­хватывается» за счет создания иллюзии ее влияния и соучастия. Однако к концу 90-х западное общественное телевидение также увидело для себя новые возможности обращения к различным форматам взаимодействия с аудиторией.

Таким образом, на примере западного телевидения в использо­вании взаимодействия с аудиторией нам не удалось обнаружить никакой системы, которая бы была как следствием развития само­го телевидения, так и результатом каких-либо внешних регуляций. Однако отсутствие такой системы, с одной стороны, и понимание необходимости движения в эту сторону, возможно, подвигло к идее попытаться регулировать это взаимодействие ручным, бюро­кратическим способом. На многих европейских общественных те­леканалах стали вводить должность уполномоченного по правам зрителей, который осуществляет различного рода контакты с ау­диторией: прием предложений, жалоб, ответы на вопросы и про­чие формы взаимодействия.

Коммуникативные стратегии отечественных телеканалов не предполагают диалоговую коммуникацию

Российское федеральные телеканалы остаются пока в рамках консервативного развития. Аудитория привлекается к участию в дискуссиях на общественно-политические и социальные темы, в программы про моду, приготовление еды, ремонт и строительство дачи или квартиры, знакомство с целью создания семьи. Однако за последние годы активных форм взаимодействия становится все меньше. Сначала на политических ток-шоу, а затем и на социаль­ных студийную аудиторию лишили права непосредственно участ­вовать в дискуссиях - задавать вопросы, высказывать свое мне­ние. И молча аплодирующая в студии аудитория становится привычной картинкой.

О необходимости новой модели телевещания

Безусловно, вещатель сам определяет правила игры и, в част­ности, модель коммуникации. И представители российского те­левещания осознают проблему. Генеральный директор «Первого канала» Константин Эрнст говорит: «Наступает время неотвра­тимой необходимости выработки новой модели - доверия и за­интересованности зрителей. даже программы и жанры, работав­шие все эти годы эффективно, пользующиеся успехом у сердцевины основной аудитории, сейчас теряют свою популяр­ность. И мы находимся перед историей нового вызова. Если мы не будем ему соответствовать, то телевидение превратится в ста­ромодный, увядающий способ коммуникации, который все ак­тивнее будет вытесняться новыми медиа» (Эрнст, 2012: 9).

Почему на практике на «Первом канале» так ничего и не прои­зошло в обозначенном еще пять лет назад его генеральным дирек­тором направлении - тема отдельного разговора. Однако в рамках теоретического подхода важно постараться определить подходы к созданию коммуникативной системы взаимодействия с аудито­рией. Отметим предварительно, что то, что мы в целом называем взаимодействием СМИ и аудитории, является довольно сложной системой коммуникаций. Во-первых, в силу того что невозможно себе представить аудиторию как некоторое гомогенное сообщест­во индивидов. Люди по своей природе разные. Они ориентирова­ны на разные виды коммуникации, у них существует разная моти­вация для просмотра телевидения, разная склонность к рефлексии, к самостоятельности мышления и тому подобные раз­нообразные факторы. Во-вторых, любой телеканал в творческом отношении также представляет собой неоднородный коллектив. Телеведущие, продюсеры, сценаристы не выполняют некую типо­вую технологическую функцию, им также свойственно различное мировоззрение, представление о своей миссии и своей аудитории. К примеру, существующие на одном телеканале и примерно в од­ном формате социальные ток-шоу «Пусть говорят» и «Мужское и женское», в силу, возможно, существенной разницы между лично­стями ведущих, предлагают своим зрителям разные концепции рассмотрения и понимания драмы обычных людей - участников телепрограммы, а значит, даже на умозрительном уровне, вовлека­ют зрителя в разного рода коммуникацию. В-третьих, мотивацию российских федеральных телеканалов определяют два основных фактора - зависимость от коммерческих результатов и контроль со стороны действующей власти. Это создает на российском теле­видении уникальную ситуацию, которая выражается, в частности, в зависимости от текущей внутриполитической ситуации в стране. В-четвертых, модель эффективной коммуникации со зрителями может носить характер только общих принципов, описывающих эти взаимоотношения. Сегодня на телевидении прием взаимодей­ствия с аудиторией используется в телепрограммах самых различ­ных форматов и тематик, в которых способы взаимодействия и роли вещателя и аудитории могут и должны различаться. К приме­ру, в образовательных программах исполнение вещателем роли учителя может быть и вполне уместна. А в общественно-полити­ческих дискуссионных программах - явно нет. В-пятых, прихо­диться принимать во внимание, что в России вообще очень слабо развиты традиции публичных выступлений граждан, конструктив­ного и критического разговора с властью.

Необходимость выстраивать современные виды коммуникации в традиционных медиа подводит к задаче построения адекватной модели взаимодействия с аудиторией, которая бы пользовалась доверием общества, была основана на информационном взаимо­действии с различными слоями общества, учитывая их разноо­бразные интересы.

Выводы и предложения: антропоцентрическая модель коммуникации

В качестве основы информационного взаимодействия телеви­зионного вещателя и аудитории может быть предложена антропо­центрическая (человекоцентрическая) модель коммуникации. В цен­тре ее находится не социальный институт, канал или средство массовой коммуникации с набором своих задач, а человек, с его ценностными ориентациями, культурной и социальной активностью и потребностями, на удовлетворение и стимулирование которых и направлена деятельность медиасистемы. Содержательная состав­ляющая антропоцентрической модели основана на следующих принципах:

1. Взаимодействие осуществляется посредством механизма ди­алога. Этот принцип работает независимо от того, какие именно роли берут на себя участники коммуникации в соответствии с жанром или форматом телепрограммы. Диалог понимается, согла­сно М. Бахтину, как формат познания и существования, в котором постигается человек и его бытие: «Жить - значит участвовать в ди­алоге: вопрошать, понимать, ответствовать, соглашаться и т. п.» (Бахтин,1996: 351)

2. Адресность взаимодействия. Различным группам, социаль­ным слоям населения свойственны свои типы диалога. На практи­ке этот принцип успешно реализуют в телевизионной рекламной продукции, в которой сюжет, персонажи, общая стилистика и, со­ответственно, диалоги построены для конкретной аудитории в соответствии с характеристиками рекламируемой продукции.

Обоснованность этого принципа очевидна при рассмотрении преобладающей формы участия аудитории на современном рос­сийском телевидении - молчаливой или аплодирующей студий­ной аудитории. Такую форму отчасти можно рассматривать в ка­честве комфортной для определенной части аудитории, которую устраивает (или она готова) довольствоваться ролью аплодирую­щей публики.

3. Взаимодействие в процессе обсуждения проблем должно воспроизводить различные точки зрения, характерные в том числе и для различных групп и слоев населения. В противном случае «мнения множества людей деградируют до [статуса] общепринято­го» (Holub, 1961).

Приведенные принципы, конечно, не могут исчерпать содер­жание предлагаемой антропоцентрической модели взаимодейст­вия медиа и аудитории и требуют дальнейшего обоснования и раз­работки. Однако нетрудно заметить, что эти принципы реа­лизуются в виртуальной среде совершенно естественным образом. Интернет их получил, условно говоря, сразу, по праву рождения. И эти принципы реализуются в сети «рыночным» способом - за счет огромного количества информационных предложений, само­регуляции, открытости системы. Телевизионные каналы общего формата ограничены в количестве. И, значит, уже поэтому речь может идти только о выработке консенсусной модели взаимоотно­шений и взаимодействия с аудиторией. Однако телевидение явля­ется относительно молодым средством массовой информации и коммуникации. И его адаптация и развитие в условиях быстро ме­няющегося и растущего рынка информационных услуг и измене­ний в способах и видах потребления - естественная и необходи­мая вещь.

Библиография

Бахтин М.М. Заметки. Собр. соч.: в 7 т. Т. 5. Институт мировой лите­ратуры им. А.М. Горького РАН, 1996.

Дугин Е.Я. Конфликт поколений или моделей коммуникации: социо­логический аспект // Журналист. Социальные коммуникации. 2017. № 2. С. 5–15.

Шергова К.А. Становление жанров документального телекино (1960-е - начало 2000-х гг.): монография. М.: Академия медиаиндустрии, 2016.

Шкловский В.Б. Тетива. О несходстве сходного. Собр. соч. Т. 3. М., 1974.

Эрнст К.Л. Выступление на «парламентском часе» // Аналитический вестник Совета Федерации. 2012. № 18 (461).

Brecht B. (1932) Der Rundfunk als Kommunikationsapparat. Blatter des Hessischen Landestheaters 16. Darmstadt.

Holub R. (1961) Jurgen Habermas: Critic in the public sphere. London: Rout­ledge.

Levingstone S. (1994) Talk on television. Audience participation and public debate. London.

Радио и телевидение — значимые средства связи с широкой общественностью. Особенно они актуальны для крупных компаний, центральных государственных структур, политических кампаний.

Общим для этих каналов коммуникации является:

· передача сообщений, мгновенно принимаемых в доме зрителя или слушателя,

· зависимость наличия коммуникации от добровольного приобретения населением приемных устройств,

· организация работы по временному принципу, планирование программ по часам,

· наличие сетей станций для одновременного вещания в масштабах страны и за её пределами,

· в техническом аспекте радиопередача и телепередача — одно и то же, — в эфир из вещательного центра передаются электромагнитные колебания, принимаемые одновременно в миллионах точек. Только в радиопередаче сигнал несет лишь звуки, во втором — звуки и изображение. В Москве зарегистрировано около 30 российских и около 90 иностранных теле- и радиокомпаний.

Работа специалиста ПР с радио и телевидением предполагает знание аудиторий различных программ, выбор жанра, времени и продолжительности трансляции. Кроме того, крупные компании и ряд организаций имеют собственные теле- и радиокомпании, собственные студии видео- и звукозаписи, производства видеофильмов. Использование видеокамер, диктофонов, компьютеров и других современных средств записи и воспроизведения аудиовизуальной информации позволяет готовить материалы для радио- и телетрансляции специалистам ПР, не имеющим специального журналистского образования. Знание особенностей теле- и радиосообщений дает возможность специалисту ПР эффективно работать с профессиональными журналистами, корреспондентами, а также выполнять их функции при подготовке материалов для трансляции — особенно по каналам внутриорганизационных теле-и радиокоммуникаций.

Основную массу сообщений, передаваемых телевидением и радио, можно разделить на три основных вида: публицистические, художественные, научные. Значительная часть сообщений объединяет элементы этих видов сообщений.

Публицистические сообщения отличаются документальностью, невымышленностью фактического материала. ПР используют чаще публицистический вид сообщений, но также и научный, и даже художественный. Публицистические сообщения подразделяются на виды:

1) информационная публицистика,

2) аналитическая публицистика,

3) художественная публицистика.

Каждый из видов публицистических сообщений имеет несколько жанров. Жанр — это тип (форма, методы) отображения реальной действительности, обладающий сложившейся системой относительно устойчивых признаков.

Информационная публицистика объединяет жанры, выражающие стремление к простой фиксации реальности: здесь автор идет за конкретным событием, явлением. Композиция и организация процесса отображения действительности диктуются самим строем происходящего события. К жанрам информационной публицистики относятся: заметка, выступление, интервью (и его разновидность — пресс-конференция), репортаж.

Аналитическая публицистика основана на сообщении, содержащем целенаправленный авторский анализ реальных фактов и явлений. При этом композиция сообщения зависит не от фабулы события, но от замысла автора. К жанрам аналитической публицистики относятся: беседа, комментарий, обозрение.

Художественная публицистика основана на сообщениях, композиция которых зависит от образной системы, предложенной автором. Задачи коммуникации реализуются средствами художественной выразительности. К жанрам художественной публицистики относятся: очерк, портрет, эссе, фельетон, памфлет, зарисовка (этюд).

Наименования жанров в теле- и радиопублицистике совпадают с наименованиями газетных жанров, что свидетельствует о наличии общности целей, задач и средств (подходов) отражения действительности.

Эффективное использование СМИ для целей ПР предполагает знание всего разнообразия видов и жанров теле-и радиосообщений. Публицистические жанры специфичны в отражении и трактовании действительности и имеют различные коммуникативные возможности. Средства кодирования идеи сообщения, логическая и психологическая аргументация используются разными жанрами в различной степени.

Жанры информационной публицистики

Жанры информационной публицистики — это:

Репортаж

Репортаж — термин происходит от французского «reportage» (англ, «report»), — сообщать.

Цель репортажа — оперативно, динамично и достоверно рассказать «историю события», причем репортер выступает как свидетель или участник этого события. Особенность телерепортажа — в отличие от газетного и радиорепортажа — зрелищность. В газете и на радио репортер «рисует», т.е. описывает событие. В телевидении событие наблюдают видео- или телекамеры, а репортер является комментатором, анализирующим развивающееся действие.

Репортаж может быть прямым и в записи. В последнем случае делается монтажная обработка материала — уплотнение во времени, изъятие второстепенного материала. Расстановка акцентов в сообщении определяется относительной длительностью и поэтому важностью эпизодов, крупностью планов и точками съемки объектов. Сам процесс монтажа может изменить идею сообщения до неузнаваемости.

Особенности жанра репортажа:

1)событийность, т.к. объект репортажа — событие. В репортаже почти нет авторского анализа, отхода от описания развивающегося действия, обобщений и выводов, потому что его главная цель — сообщить о самом событии,

2)композиция жанра обусловлена характером объекта, динамикой события. Жанру присуща «реальная фа-бульность»,

3)лаконизм и конкретность как литературно-стилистические особенности,

4)«эффект присутствия» — обеспечиваемый зрительным восприятием и активным, личностным участием журналиста в восприятии и отражении события. Важно знать, что зритель репортажа видит зрелищно-звуковую интерпретацию события, а не собственно событие. Поэтому все участники формирования сообщения — журналист, оператор, директор программы, выпускающий редактор вносят свой вклад в конечный результат.

Телерепортажи можно разделить на следующие виды:

· некомментированный показ или трансляция события. Отсутствие словесного комментария может оставить непонятным часть показываемого материала;

· комментированный репортаж. Журналист выступает в роли гида, главная его проблема — сочетание изображения и слова;

· репортаж с журналистом в кадре.

Подготовка телерепортажа включает этапы:

1)определение темы и ознакомление с объектом будущего телерепортажа,

2)осмотр объекта с целью выяснения возможностей ведения передачи,

3)разработка идеи репортажа и определение сюжетной линии,

4)написание сценарного плана — разработка подробной композиции репортажа.

В сценарном плане строится предполагаемое действие, параллельно набрасывается текст — комментарий. Если репортаж предполагается проблемный, в нем могут использоваться элементы драматизма: завязка (конфликт) — напряжение (ожидание развязки) — развязка. Сценарный план, а значит, и экранное действие, строится поэпизодно, с указанием содержания эпизода, его участников, с обозначением объекта и учетом использования технических средств, а также примерным хронометражем каждого эпизода. Поэтому наряду с задачей идентификации содержания, сценарный план решает и производственно-управленческие задачи. Текст комментария готовится в тезисной форме,

5)на месте репортажа проводится проверка техники — техпроба,

6)планируется и организуется взаимодействие режиссера, оператора, звуковиков, осветителей. Основой телерепортажа должно быть зримое действие— таково правило построения репортажа как жанра.

Интервью и как его брать

В разделе о работе с прессой мы рассмотрели как давать интервью. На примере телеинтервью посмотрим— как его брать.

Подготовка телеинтервью специалистом по ПР, журналистом, предполагает:

1. Анализ темы, изучение материалов по ней.

2. Предварительное знакомство с собеседником — биография, круг интересов; установление психологического контакта с интервьюированным, — вне студии.

3. Возможно приглашение собеседника на студию, в павильон для ознакомления его с обстановкой, в которой он окажется во время передачи. Репетировать не следует — это может резко снизить эффект непосредственности и импровизированности интервью.

4. Определение композиции передачи — построение плана основных вопросов. Ознакомление собеседника с этим планом (в самых общих чертах). Важно прогнозировать возможные ответы собеседника.

Интервьюер (специалист ПР/журналист) — представитель телезрителей, но не следует злоупотреблять обращением к публике. Роль журналиста в кадре — подчиненная, основной интерес для публики должны представлять слова и жесты интервьюируемого, он и должен доминировать в кадре. Вопросы следует задавать ясно и конкретно, они должны стимулировать развернутый ответ, а не просто «да» или «нет». Если ответ односложный, можно его «развернуть», задав вопрос «почему».

Телеинтервью имеет несколько разновидностей:

4) портретное интервью.

Пресс-конференция разновидность интервью с большим числом интервьюеров, задающих вопросы одному или нескольким хорошо осведомленным в определенной области лицам. Пресс-конференция представляет возможность разностороннего, глубокого освещения экономических, политических, научных проблем.

Интервью-факт (информационное интервью) — простейшая, максимально локализованная форма экранного диалога, цель которого — выявление (подтверждение, проверка, уточнение) социально значимого факта от лица, непосредственно к нему причастного. Часто включается в состав информационных выпусков, в ежедневную хронику.

Интервью-мнение (проблемно-аналитическое интервью) — диалог с целью выявления мнения авторитетного лица по проблеме. Содержит элементы анализа и аргументации, граничит с аналитической публикацией.

Портретное интервью диалог с целью раскрытия индивидуальности интервьюируемого, создания в процессе беседы его образа. Эта разновидность интервью близка к жанру художественной публицистики.

Итак, интервью — преставление общественной трибуны интервьюируемому, а значит, одно из важнейших средств влияния на общественное мнение.

Заметка

Заметка — сжатое изложение факта, наиболее распространенный информационный жанр, основной элемент выпусков новостей.

Существует 3 разновидности заметки:

1) сообщение об официальных, традиционных по форме событиях, таких как торжественные заседания, встречи политических и государственных деятелей. Работа над такой заметкой состоит в монтаже отснятого (на кино- или видеопленку) материала и написании закадрового текста,

2) сценарная, или авторская заметка. До съемки пишется сценарный план; обычно автор-журналист присутствует на съемке, руководит работой оператора, а затем принимает участие в монтаже. Наконец, он пишет текст («подтекстовывает») заметки.

3) заметка в вербальной (словесной) форме — передается без визуального сопровождения. Такие заметки занимают 10—20% общего объема ежедневной телехроники. Преимущество — оперативность. Работа над заметкой состоит в отборе информации, редактировании и в воспроизведении в кадре.

Отчет

Отчет отличается от заметки большей продолжительностью, большей подробностью освещения фактов. Тематическую основу отчета составляет чаще всего официальное событие высокой общественной значимости. Журналист присутствует на съемке, что помогает ему далее при написании текста, сопровождающего показ.

Выступление

Известные общественности лица часто появляются на экране. Выступления делятся на три группы:

а) текстовое — по тексту, заранее написанному выступающим (или для выступающего) и отредактированному редактором телестудии,

б) тезисное — на основе подготовленных тезисов и сопутствующего материала (фотографии, схемы, карты),

в) импровизированное — основанное лишь на предварительном обозначении темы и продолжительности выступления.

Так, официальные телевизионные выступления президента страны с речью по поводу значимых событий часто происходят в текстовой форме — в силу высокой значимости точности формулировок, определений и высокой цены потенциальных ошибок. В целом, однако, текстовое выступление на телевидении менее желательно. Текст, несомненно, готовить полезно, однако чтение заранее подготовленного текста воспринимается как скучное и сухое.

Тезисное и импровизированное выступления более органичны на экране. Иллюстративный материал — схемы, макеты повышают зрелищность выступления. Интересная личность может быть интересна сама по себе. Эти формы предъявляют к выступающему требования компетентности, умения говорить, телегеничности.

На радио метод литературной обработки речи выступающего при подготовке текста предпочтительнее написания для него текста журналистом/специалистом ПР.

Читайте также: