Как написать письмо михалкову в бесогон тв

Опубликовано: 29.11.2022

Хочу это послать Никите Михалкову, и не только ему. Размышления к вопросу о "Матильде" - от романтизма до путины

1 часть: «Держава и Государство».

РОССИЯ, ты была ВЕЛИКОЙ!
И при Царе, и при Князьях.
Всегда с сердечностью открытой,
Но потеряла крыльев взмах.

Крестьяне волю получили,
Свободу и её права.
Всё это делом заслужили,
Ведь хлеб в РОССИИ - Голова!

И что не жить, и не трудиться,
Любить и радоваться с тем?
Детей растить и наслаждаться,
Но не пришлось – разрушен Кремль.

Романовы тому виною,
"Постельники" на Трон взошли.
Петра "крамолье" за спиною,
А с этим с кровью лишь шаги.

Обман, подмены и тираны,
А для народа тяжкий гнёт.
Для честного одни капканы,
От этого и зло растёт.

Что в революцию случилось?
А ничего – опять в крови.
С гражданской скотское явилось,
Где брат на брата без любви.

А фарисеи преуспели,
Они и сделали реванш!
За то, что их тут не желали,
Они и ухватили шанс!

За деньги ЗАПАДА сыграли,
Такое, что не снилось нам:
Обворовали и раздели,
Но, правда, рухнул "враки" Храм.

Где купола и колокольни,
Где христианство для раба.
Всем дали коммунизма штольни,
Работай и горбать, любя.

Подняли из руин святыню,
Но снова новая беда:
Вождь горбоносый кинул гирю,
Где раскулачена Страна.

Потом репрессии, гоненья,
И Соловки, и Магадан.
Лечили смертью без зазренья,
Кто выжил – в будущем туман.

Угомонился – снова страхи,
Теперь ОТЕЧЕСТВЕННОЙ страсть!
Для немцев мы теперь собаки,
Они решили, где нам пасть.

Но выстояли - крови море,
Чернее ночи радость в дом!
Не выплакать такое горе,
Где всё разрушено огнём!

Оплакали и снова встали,
С трудом и голодом, но есть:
Гармошки радость заиграли,
Ведь возрождается всё здесь!

Заводы, фабрики - угодья,
Поля и нивы зацвели.
Дома справляют новоселья,
Как это снова мы смогли?

Не объяснить, но это было,
Врагам назло - вот и дары.
В единой цели – воедино,
Но это только до поры.

Опять напасти – Вождь покинул,
Идёт грызня, кто у руля?
Страна в слезах, а эти: «Сгинул,
Пора искать вновь, Короля»!

Теперь Генсеком он нам назван,
А тот, кто был - тот был Тиран.
В культ личности он был закован
И закатился талисман.

Теперь хрущёвская дорога,
Кому мила, кому и нет.
Теперь с ним кукуруза Бога,
Да и башмак даёт успех.

Он запугал им дикий Запад,
Трибуна вздрогнула с таким!
Как он шарахнул! – «С матом» запах,
Как не "описались" там с ним?

Ещё бы – тут не забалуешь!
Когда ракетами шалят.
От этого и завальсуешь,
Когда войны глаза глядят.

Но уж такой, что небу больно!
Да и живому, и всему,
Но успокоился – довольно,
Ведь «Кузьки мать» не наяву.

Достаточно поиздевался,
Задвинули и новый встал.
Который жизнью наслаждался,
Всех целовал – такой попал.

Бренчал «геройством» раз четыре,
И книгу жизни написал,
Где «Малая земля» - твердыня,
На ней он нас всех защищал.

Неплохо жили при бровастом,
Все воровали, что могли.
И всем хватало – было ясно,
Ведь закрома Страны полны!

Валютой водка называлась,
Что хошь-достанешь за неё!
Но снова брешь образовалась,
Эх, не везёт! – Вновь вороньё.

Генсека грохнули в могилу,
Когда глаза свои закрыл.
Так возвестило небо миру,
Что труп «великого» остыл.

Опять ЦК, опять терзанья,
То вдруг один, за ним другой.
Какое это наказанье,
Когда у власти чуть живой!

Для смуты время наступает,
Коль лишь больные наверху.
А вражеское ожидает,
Оно всегда и начеку.

Готово было и радело,
То подкупало, то влекло.
Нашлось для меченого дело
И это мир наш взорвало!

Красиво говорил с трибуны,
Но, правда, оканьем достал.
От Ставрополья видно струны,
Оттуда в Стольную попал.

Речист и молод – разве плохо?
И вроде мысли в голове.
Но только дело с ним зачахло,
Лишь говорильня на коне.

Потом с прилавков всё пропало,
Но не понятно почему.
А с ним и пойло заскучало,
Наверно пьянство не в дугу.

А с тем к чему-то перестройка,
Куда, зачем и почему?
Наверно, чья-то тут «настойк

Канал «Россия-24» снял с эфира очередной выпуск авторской передачи Никиты Сергеевича Михалкова «Бесогон», чем оскорбил мастера, а также, как мы знаем теперь, и Жириновского, и еще целую группу господ, тут же потребовавших «публичной полемики». Заинтересовался, что же такого господин Михалков снял. Первые кадры даже были интересны: Никита Сергеевич предложил всем вместе с ним разобраться, почему же передачу запретили и анонсировал свой ролик: он о журналистской этике, о подтасовках в эфире… Неужели, подумал я, сейчас мэтр с гневной критикой обрушится на сюжет о «распятом мальчике» на центральном телеканале России, которого (мальчика, а не сюжета) на самом деле не было? Или заклеймит позором Михаила Леонтьева, который выложил в своей передаче достопамятное творение фотошопа – фейковое фото, на котором украинский штурмовик сбивает малазийский авиалайнер? Оказывается, нет.
Господин Михалков предпочитает полемизировать с третьесортной студией Ганопольского и с твиттером журналиста с Матч.ТВ. Попутно упоминая Тину Канделаки, украинское командование флота, которое якобы собиралось строить базы для американцев на Черном море и Ирину Прохорову, говорившую о том, что Крым был нашим до его аннексии Россией. Свобода творчества, что поделать. Только вот для Михалкова оно превращается в свободу вранья.
Вы, Никита Сергеевич, задавали вопрос, почему же передачу сняли с эфира, и предлагали разобраться? А ответ прост. Чтобы не подставить канал и спасти Вас от позора, от публичного, в эфире, обличения во лжи. Так что Вам очень повезло, что на ТВ этот ролик не вышел.
И дело даже не в Ганопольском и Андронове: первый скандально известен и такое ощущение, что специально делает вызывающие передачи, чтобы дать шанс «патриотам» его критиковать; второго не стоит защищать просто потому, что нельзя защищать хама. Если уж высказывать позицию, противоположную современной российской «патриотической», то делать это нужно взвешенно. Такие вот ганопольские и андроновы лишь дают козыри в руки михалковым и жириновским. Критиковать таких удобно по одной простой причине – они ниже всякой критики.
А вот с остальными сюжетами Вы сильно промахнулись. Понятно, почему: российский обыватель современным ТВ давно отучен от критического мышления и прокремлевским пропагандистам привык верить на слово (хотя иногда и бывают промахи, как у того же Леонтьева с поддельной фотографией). Поэтому Вы, Никита Сергеевич, спокойно пошли на подлог. Вот смотрите, как интересно.
Показывая сюжет с Тиной Канделаки, Вы не просто выхватили кусок, а откровенно извратили её слова. Она-то говорит о российском этносе, а перед этим о том, что чисто этнических русских найти сложно; а российский этнос, разумеется, многонационален, а вовсе не о такой национальности, как русские, был там разговор. Вы тут же начали рассуждать о том, что «нет такой национальности, как американцы», и даже пустились в экскурс о заселении Америки. Разумеется, нет такой национальности – «американец». Есть такая нация, состоящая из людей разных национальностей. Всё это в полной мере относится и к россиянам, к каковым относятся русские, украинцы, белорусы, татары, чеченцы, дагестанцы, якуты и многие, многие другие народы России. Вообще говоря, об этом Тина Канделаки говорила здесь: http://tikandelaki.livejournal.com/336140.html?page=1 Так что поздравляю Вас соврамши, господин Михалков.
И что неверного сказала Ирина Прохорова? Да, Крым был нашим не тогда, когда российская агрессия превратила Украину в нашего противника; не тогда, когда наши войска блокировали украинскую армию, чтобы захватить полуостров; не тогда, когда Донбасс был захвачен российскими «добровольцами» при поддержке российских ГРАДов и пушек и превращен в бандитскую «Новороссию», которую теперь в своих разборках заливают кровью сами её создатели (почему-то почти поголовно с российскими паспортами, да ещё кощунственно прикрываясь именем Христа); и не тогда, когда полыхало Дебальцево и город штурмовали российские танкисты, а наше ТВ радостно сообщало о котле, в котором погибают украинские солдаты. Не тогда, когда между нашими народами легла кровь тысяч невиновных людей; и не тогда, когда в российскую армию принимали забывших присягу украинцев. Крым наш не сейчас, когда он превращен в военную базу, а в советское время и в постсоветское, когда входил в состав братской Украины (территориальную целостность которой Россия гарантировала международным договором) и был территорией детства, добра, дружбы наших народов. Правда, в XX веке был политик, который точно также нарушил границы другого государства, несмотря на договор. Как раз границы нашей страны он и нарушил. Об этом Вы ещё снимали фильмы, о которых мы поговорим позже.
Но интереснее всего сюжет про украинского вице-адмирала Кожина, который, по Вашим словам, предлагал построить на Черном море базы американского флота. На самом деле на момент своего заявления Кожин был всего лишь военным пенсионером-отставником, да и речь шла не о создании баз для флота США (для тех, кто не знает, свою базу в Черном море США иметь и не может: по Конвенции о проливах суда одной иностранной державы могут заходить в акваторию моря лишь в количестве четырёх и всего на 21 день), а о том, чтобы предоставить стоянку кораблям США или НАТО во время совместных учений. Об этом детально писала газета «Красная звезда» 17 апреля 2009 года http://old.redstar.ru/2009/04/17_04/3_01.html . Но Вы, Никита Сергеевич, тут же начинаете нагнетать: говорите о какой-то половине американского флота, которая может встать там в бухте – ну как тут не напугаться отученному думать российскому обывателю?
Безусловно, сейчас-то, после известных событий, силового присоединения Крыма, Украина действительно станет союзником, а то и членом НАТО. Молитвами таких, как Вы, Никита Сергеевич.

Воистину, Салтыков-Щедрин прав. Если говорят о патриотизме, явно где-то кто-то проворовался. В самом начале передачи Вы упрекаете канал в том, что вот передачу сняли, а ведь канал не вкладывал в неё денег, и снята она на средства Вашего фонда. Вам не стыдно, господин Михалков? Вам, который на государственные деньги снимает оскорбляющие ветеранов Великой Отечественной войны фильмы? Что это за бизнес такой: в один «Солнечный удар» вложено 24 миллиона долларов, а сборы – 1,7 миллиона»; в «Утомленные солнцем-2: Цитадель» - 45 миллионов долларов, а собрано всего 1,5 миллиона. В не такие уж давние времена это называлось вредительством. Повторюсь – на эти деньги сняты оскорбляющие ветеранов войны фильмы. И разумеется, при таком подходе к делу деньги для съемок лживых "патриотичных" роликов у Вас есть. Да осталась ли в Вас хоть частичка совести?
Да осталась ли в Вас хоть частичка совести?

То, что канал «Россия-24» снял с эфира очередной выпуск авторской передачи Никиты Сергеевича Михалкова «Бесогон», говорит только о том, что не все взгляды желательны даже на этом телеканале. Политическая цензура телеканала.

О стыде и совести.
Думаю, понятие Совести, с девяностых годов, уничтожалось цинично и беспощадно.
Ведь на само понятие МОРАЛЬ, было ТАБУ.
Грабившим страну и её народ, вовсе не хотелось быть постоянно обличаемыми в предательстве интересов страны и её многонационального народа.
А вот то, что подобные передачи Н.С. Михалкова снимаются с эфира, позор для любого "демократичного" телеканала.
Боязнь общественных дискуссий по данной теме - вот тот естественный вывод, который сделает наш российский соотечественник, имеющий реальное представление об ограблении своей страны и о тех, кто принимал в этом непосредственное участие, демонстрируя нашему многонациональному советскому народу, своё "каиново братство", богатея на воровстве, присвоении, "прихватизации" национальных ресурсов, подло захватывая заводы, фабрики, самолёты, пароходы и т.п.
Вот у кого не было и нет ни чести, ни стыда, ни совести.

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

У программы Никиты Михалкова "Бесогон" появилось небольшое приложение, в котором будет обсуждаться всё то, что останется за рамками основных программ. Название это приложение получило соответствующее – "За скобками". В дебютном выпуске режиссёр решил поставить точку в явно затянувшемся "споре" с Ксенией Собчак, рассказал, как создаются ложь и провокации, а также о том, кто действительно достоин премии "Белый слон".

Для чего команда "БесогонTV" решила создавать мини-программы, которые будут выходить только на YouTube? Всё объясняется просто: зачем тратить время "Бесогона", где лучше побольше внимания уделять действительно важным проблемам, если можно некоторые, как сказал Михалков, "мелкие вопросы", вынести в короткие выпуски.

Спор "огнедышащий", но бессмысленный

Одним из таких "мелких вопросов" и стал затянувшийся бессмысленный спор с Ксенией Собчак. Напомню, с чего всё началось. Никита Сергеевич в одном из предыдущих "Бесогонов", комментируя призывы "выходить на улицы", которые озвучили некоторые молодые и не очень актёры, обращаясь к молодой аудитории, с удивлением поинтересовался, чего же им самим не хватает?

Чем же они так недовольны, получая за свою работу от той самой власти, против которой они выступают, огромные гонорары? То есть отмечу, режиссёр не задавал вопрос: "За что вам платят?", а только: "Чем вы-то недовольны?"

Актёры, понятное дело, обиделись: как же, "за живое" задели, кое-кто даже "смело" предложил Михалкову встретиться "в батле". Но больше всего возмутилась словами режиссёра Ксения Собчак. Была ли тут обида – сказать сложно, скорее тонкий нюх теледивы уловил запах зарождающегося скандальчика, который она незамедлительно решила использовать в собственных рекламных целях. И не говорите, что ей пиар не нужен!

В дебютном выпуске мини-программы "За скобками" Никита Михалков решил поставить точку в явно затянувшемся "споре" с Ксенией Собчак. Скриншот: БесогонTV

Ксения Анатольевна, боясь, как подметил Михалков, "потерять рукопожатность", бросилась подсчитывать доходы самого режиссёра. И выдала несколько "сенсаций". К примеру, телеведущая заявила, что режиссёр якобы потратил десятки миллионов долларов из бюджета на съёмки своих трёх фильмов, которые "провалились в прокате".

На самом же деле на все картины бюджетных денег было истрачено 22%. В связи с законом о господдержке государством кинематографа. Все остальные деньги команда находила самостоятельно. Что же касается утверждения "фильмы провалились", так это и вовсе враньё. То есть Собчак продемонстрировала всем пример "глобальной лжи, когда из одного лоскутка неправды "вырастает целое одеяло огромной лжи", что и показал Никита Михалков, комментируя "обвинения" телеведущей.

А были бы у Собчак в голове мудрые советы матушки.

Ксения без внимания критику не оставила и в ответ на разоблачения от Михалкова выдала, как она выразилась, "разгромный фактчек" в собственной программе "Осторожно: новости!". Вот как это описывает Никита Михалков:

В этом своём выпуске Ксения Анатольевна предстала в образе Шерон Стоун в картине "Основной инстинкт". Это было похоже на кастинг, во всех смыслах. В манере говорить, в гриме, в причёске, в мини-юбке, в том, как сложены ножки. И, наверное, это должно было быть основанием для того, чтобы безоговорочно верить в то, что она говорит, настолько это было "независимо и правдоподобно". Вы знаете, моя мама говорила когда-то мне – если тебя обидели, или ты оскорбился на что-то, ничего не делай сразу, иначе наделаешь глупостей. Выжди паузу. Может быть, придёт более умное решение. А может, вообще ничего не надо делать.

Судя по всему, продолжил Михалков, таких мудрых слов Собчак от своей матушки никогда не слышала. Поэтому и получилось то, что получилось. А получилось, что Ксения Анатольевна просто сгребла в кучу всё, что попалось ей под руку: доходы, декларации, финансирование фильмов, квартиры детей Михалкова, дома и так далее. И сплела из этого ещё одно огромное "одеяло лжи".

В своём раздражении вы включите мозг, чтобы было хотя бы понятно, о чём вы говорите. Там много всего, что я тоже пропущу: квартиры моих детей… А что, почему мои дети не могут иметь квартиру? – удивился режиссёр. – Там такая идёт всё время путаница и подтасовка. Строилась гостиница, не гостиница, исторические памятники, квартиры, зять… Там ещё криминал. В борьбе за то, чтобы не сносили вот этот дом страшный, который вы видите, и чтобы не построили вот этот дом, прекрасный, который вы тоже видите, шла яростная борьба, в которой абсолютно нечестно, подло использовали Татьяну Догилеву. Которая не очень была в порядке.

Никита Михалков не поленился подробно ответить почти на каждый пункт обвинения, пропуская откровенные подтасовки. К примеру, Собчак упоминает в своём выступлении о Центре театра и кино на Поварской. Она заметила, что здание – памятник архитектуры, но "по данным Архнадзора, из 220 снесённых в Москве 2019 году зданий 60 были памятниками архитектуры.

Что хотела доказать Собчак этой ремаркой? Для чего она тыкала пальчиком в зрителей? Получается, что Ксения пыталась упрекнуть Никиту Михалкова в том, что памятник архитектуры был сохранён, что его не дали снести?

"Бомбовая информация" снесла саму Собчак

Судя по всему, Ксения Собчак надеялась, что самой "бомбовой информацией", этакой "вишенкой на торте" станут её слова о доходах режиссёра. Понятно, что заговорила она об этом, чтобы возбудить зрителей. К примеру, Собчак утверждала, что аж с 2017 года Никита Михалков "не подавал" деклараций, поскольку в публичном пространстве они не были с тех пор опубликованы.

"Ксения Анатольевна предстала в образе Шерон Стоун в картине "Основной инстинкт". Это было похоже на кастинг, во всех смыслах", – отметил Никита Михалков. Фото: кадр передачи "Осторожно: новости!" (YouTube-канал Ксении Собчак)

Хайп хайпом, но готовиться к своим программам надо и Ксении Собчак. Однако этим телеведущая явно пренебрегла, иначе бы знала, что в интернете публикуются декларации только тех людей, кто занимает ту или иную должность. Пока Никита Сергеевич таковую должность занимал, он публиковал свои декларации. Теперь Михалков никакой должности не занимает, поэтому и не публикует декларации. Однако подавать их ежегодно, как того требует закон, он не перестал.

У меня вопрос: а вы с кем имеете всё время дело? Ну ладно, когда губернатора Белозерцева берут под стражу, потому что он декларирует доходы в 5 миллионов, а дома находят 300 миллионов – это понятно. Но когда человек не переписывает на родственников, детей, внуков, соседей своё имущество, а честно подаёт его в открытом виде? Вы ко мне можете относиться как угодно, но дебилом-то меня считать, наверное, рановато. Потому что я был бы полным дебилом, если бы, давая декларацию, не был уверен в том, что там всё по закону, там всё чисто.

Михалков напомнил телеведущей, что за свою карьеру он снялся в 50 с лишним картинах. Более 20 снял в качестве режиссёра, а также написал десятка два сценариев. Вот цифры: за всё время существования студии "ТРИТЭ" бокс-офис картин, которые сделаны Никитой Михалковым, – это более 15 миллиардов рублей. И всё законно. Мало того, компания платит налоги "в белую". В прошлом году только в двух банках из тех нескольких, с которыми режиссёр лично имеет дело, ВТБ и "Открытие", он заплатил более 22 миллионов рублей. То есть, подчеркнул Никита Сергеевич, это налог с того, что он заработал.

Платить налоги – это не про Собчак

Почему у Собчак это вызывает удивление? Почему о налогообложении у неё такие приблизительные знания, задал вопрос Михалков. И сам ответил:

Потому что вы и многие из тех, кто вас окружает, ваш достаток – это не результат тех денег, которые вы зарабатываете и о которых вы отчитываетесь в декларации. Ваш достаток, в основном, из "чёрного нала", который вы получаете на многочисленных корпоративах. И вы их не можете декларировать. Поэтому возрадоваться нужно, Ксения Анатольевна, тому, что хоть кто-то в нашей стране может не скрывать своих заработков и платить с них налоги. Исправно платить и по-честному.

Собственно, на этой отповеди Никиты Михалкова, как он и сказал в самом начале выпуска "За скобками", в "огнедышащем споре" с телеведущей можно поставить точку.

Но ещё одну тему, ещё одну "пикантную ситуацию" режиссёр все-таки затронул. Речь зашла о премии "Белый слон", которую Гильдия киноведов и кинокритиков решила присудить фильму Алексея Навального "Дворец Путина", признав его "событием года" – ни больше, ни меньше. Стоит напомнить, что Гильдию киноведов и кинокритиков России, как и экспертный совет "Белого слона" возглавляет Виктор Матизен, изгнанный в своё время из Союза кинематографистов. Этот деятель известен ещё и тем, что поддержал бомбардировки Югославии.

Ещё не так давно Союз кинематографистов был соучредителем этой премии, однако в прошлом году, отметил Никита Михалков, после "пьяного безобразного скандала" союз перестал субсидировать эту премию. А после того как экспертный совет решил одарить Навального премией явно по политическим мотивам, Союз кинематографистов вышел и из учредителей этой организации.

Слушайте, я, когда об этом узнал, мне так стало стыдно, что я просто испугался. Если кинокритики дают премию "Белый слон" за кинематографическое произведение Навальному. Либо я не кинорежиссёр, либо это не кинокритики. Если вы хотите заниматься политикой и делать это, то говорите, что вы занимаетесь политикой. Но только не выдавайте себя за кинокритиков. Тут, как говорили в советское время, и рыбку съесть, и в партию не вступить.

"Её случай воистину уникален"

Так что, если приз за режиссуру, за кинопроизведение может получить Навальный, то Собчак спокойно может получить приз от Гильдии кинокритиков за исполнение роли Шерон Стоун.

Что же до самой телеведущей, то Михалков напомнил реплику писателя Сергея Минаева, написанную им после выхода скандального интервью Собчак со скопинским маньяком:

Люди с низким г****порогом могут испытать немедленный приступ рвоты, проходя мимо общественного туалета. Люди с высоким г****порогом могут часами сидеть в дачном сортире с дырой в полу, читать газету "Тайны судьбы" и есть бутерброд с сыром. Так вот, г****порог Ксении Анатольевны настолько запределен, что позволяет ей плавать в г****е по самые брови, набирать его в рот, и, подобно киту, пускать из него фонтаны в сторону изумленной публики, не испытывая дискомфорта. Она совершенно не чувствует запаха. И этот случай воистину уникален.

И вот тут, констатирует Никита Михалков, действительно, ни прибавить, ни убавить. А завершить весь этот разговор режиссёр решил коротким отрывком из известного всем сериала "Интерны", где одна из героинь произносит: "Я потеряла интерес к этой беседе".

Вот и Никита Сергеевич потерял какой-либо интерес к "спору" с Собчак и отвечать на её высказывания более не собирается. А уж предложение телеведущей "поговорить напрямую" он и вовсе отвергает: "Сидеть на стуле, на котором сидел маньяк? Такое предложение я принять не могу".

Вчера, 22 мая, вышла очередная программа Н.С. Михалкова «Бесогон», вышла на его ютьюб-канале, поскольку телеканал «Россия-24» не стал показывать ее. Программа была отчасти посвящена моей персоне, что явствует из ее названия: «Познер, поп Гапон и гуси-лебеди». После ее выхода я получил большое количество звонков из различных инфо-онлайн-каналов с вопросом, буду ли я отвечать на выпады Михалкова в мой адрес, будут ли у меня комментарии, буду ли я как-то реагировать? Я сказал, что еще не решил, что подумаю.

Сегодня утром проснулся с пониманием, что выскажусь, но отвечать Михалкову не стану, да и комментировать его программу тоже не буду, поскольку это не только бессмысленно, но и означало бы опускаться на уровень, который я считаю для себя недопустимым.

Поэтому я хотел бы лишь объяснить всем, кому это интересно, суть дела.

Вскоре после выхода того «Бесогона», в котором Михалков выставил Билла Гейтса и Германа Грефа, скажем так, не в лучшем свете, мне позвонил приятель и спросил, что я думаю об этом, мол, что происходит с Никитой Сергеевичем? Я сказал, что программу не видел, поскольку ни разу не интересовался «Бесогоном». Приятель настоятельно просил, чтобы я все-таки эту программу посмотрел – что я и сделал.

Не стану излагать, какое она произвела на меня впечатление, однако я решил написать Никите Сергеевичу письмо. Мы давно знакомы (я играл с ним и Андроном Кончаловским, его старшим братом, когда ему было лет 14), хотя и не близко, придерживаемся совершенно разных взглядов и симпатиями друг к другу не страдаем.

Но я считаю, что он вписал свое имя золотыми буквами в историю российского кинематографа, что он был выдающимся режиссером и блестящим актером (пишу «был», потому что давно не видел ничего нового, что подтвердило бы верность этих слов), за что невозможно не уважать его. Именно поэтому я решил написать ему: мне, ценителю его таланта (пусть даже утерянного), не безразлично, что он думает и говорит.

Я позвонил ему, попросил адрес его электронной почты, которого у меня не было, и отправил ему письмо. При этом подчеркнул, что оно носит сугубо личный характер, что я не собираюсь делать его достоянием общественности и прошу его о том же. На следующий день я получил ответ от Никиты Сергеевича.

Прошло несколько дней, и меня пригласили принять участие в утренней программе «Эха Москвы». Я дал согласие, и вот во время эфира ведущие, Александр Плющев и Татьяна Фельгенгауэр, стали спрашивать меня о моем отношении к программе «Бесогон», о которой речь идет выше. И я высказался, высказался не самым лестным образом.

Такова предыстория вопроса. Думаю, если бы я не высказал своего мнения на «Эхе», то не стал бы объектом внимания Михалкова и его «Бесогона». Не гарантирую, но думаю, так. Скорее всего, он обиделся, даже разозлился на меня. Не совсем парламентские выражения, употребленные им в мой адрес, говорят именно об этом.

Хотел бы обратить внимание лишь на один момент: Михалков оправдывает опубликование отрывков из моего письма тем, что я будто бы нарушил свое обещание не публиковать его, выступив на «Эхе Москвы» с критикой его программы. На самом деле я ничего не нарушил, потому что ни разу не сказал, что не стану отвечать на вопрос о том, как я отношусь к его программе, если меня спросят. Так что здесь Никита Сергеевич применил чисто шулерский прием и, увы, не только здесь. Ну да ладно.

С учетом всего сказанного, я считаю, что имею право ознакомить вас как с моим письмом, так и с ответом Н.С. Михалкова. Итак, вот мое письмо – полностью, без каких-либо изъятий или изменений:

«Здравствуйте, Никита Сергеевич,

Посмотрев ту Вашу программу, которую не выпустили в эфир, хотел бы поделиться с Вами некоторыми мыслями. В них, скорее всего, не будет логической связи, что объясняется тем, что я, увы, лишен системного мышления.

Прежде всего, хочу сказать, что я рад тому, что Вы, именно Вы, человек, не испытавший в своем творчестве цензуры – ни в советское время, ни в постсоветское – столкнулись с ней. Я, в отличие от Вас, имел с цензурой постоянное дело в советское время, когда она существовала в лице государственного Главлита, и имею дело с нею, неофициальной, сегодня. Доказывать ее существование в СССР я не стану, поскольку доказательств не требуется. Не счесть количества запрещенных книг, спектаклей, положенных на полку фильмов, а то и смытых пленок того времени. Если же говорить о дне сегодняшнем, то цензура иная, но имеет место быть. Я, например, не могу пригласить в свою программу Алексея Навального (в скобках замечу, что не являюсь его сторонником, даже наоборот, но считаю его фигурой, мнение которой зритель имеет право знать). Я рад, что Вы испытали цензуру, потому что уверен, что никогда от нее Вы не страдали: Вы всегда относились к элите, как советской, так и российской, ни во времена Брежнева, ни во времени Горбачева, ни во времени Ельцина цензура Вас не коснулась и, как мне кажется, полезно такому человеку, как Вы, испытать ее действие. Согласитесь, оскорбительно и мерзко.

Коль скоро я коснулся советского времени, то хотел бы сказать вот что: идеи, на которых основывалась эта власть, были и остаются, на мой взгляд, прекрасными. Но их воплощение оказалось для страны катастрофой. Была погублена русская интеллигенция, явление уникальное в мире, погублена навсегда. Были убиты миллионы ни в чем не повинных людей. Если положить на весы все достижения советской власти – а их было не так уж мало – и урон, нанесенный этой властью народу, то этот урон окажется несравненно весомее. Советская партократия оказалась для страны губительной. Если перечислить имена уничтоженных писателей и поэтов, ученых и философов, имена тех, кто представлял интеллектуальную элиту страны, то волосы встают дыбом. Как мне кажется, ни один народ, кроме русского, не выдержал бы такое, просто бы сгинул.

A propos хотел бы заметить, что Ваши обвинения в адрес Ельцин-Центра, якобы отрицающего целиком и полностью достижения советского времени, ошибочны (надеюсь, что ошибочны, а не намеренное желание навязать зрителю определенное мнение). Я был в этом центре раза четыре, знаю его очень хорошо. Ничего такого там нет, тем более нет отрицания великой русской культуры в лице Пушкина, Гоголя, Достоевского и так далее, что Вы утверждаете. Возможно, Вы там не были. Но это так, как я сказал, a propos.

Хочу признаться Вам, что я ни одной программы «Бесогон» до сегодняшнего дня не смотрел. У нас с Вами во всем, или почти во всем, диаметрально противоположные взгляды, во всяком случае в том, что касается главного. Я бы с охотой провел бы с Вами дебаты на телевизионном экране, когда бы зритель смог выслушать два разных взгляда на жизнь, смог бы взвесить все это и сделать свои выводы, то есть тогда, когда у зрителя был бы выбор (чего нет в Вашей программе – в ней есть только одно мнение, Ваше). Но слушать Вас в, так сказать, неразбавленном виде мне неинтересно, потому что мне понятно, что вы скажете. Не конкретно, конечно, но в принципе.

Что касается снятой с эфира программы. Она представляет собой как раз то, против чего Вы возражаете и чем Вы возмущаетесь: это чистейшее манипулирование людьми. Вы говорите, что у Вас нет иной цели, как задавать вопросы, чтобы люди задумывались. На самом деле, Никита Сергеевич, все эти «вопросы» (ставлю кавычки, потому что они по сути таковыми не являются, они на самом деле являются ответами, ответами, отражающими Вашу точку зрения) задаются, чтобы наталкивать зрителя «задуматься» совершенно определенным образом. Знаете, как шулер сдает карты? Вроде нормально, все получают корректную, «чистую» сдачу, но на самом деле это не так. Вот и Ваши «вопросы» такие же карты. Вроде это не Ваше мнение, мол, вот Вам, дорогие мои зрители, вопросы, подумайте сами над ними. А на самом деле Вы говорите им, что они должны думать. Было бы куда честнее так и сказать: Вот что думаю я, Никита Сергеевич Михалков, согласны вы, не согласны, решайте сами.

В этой программе, в которой злодеями выступают у Вас Билл Гейтс и Герман Греф, Вы приводите слова только тех, кто осуждает их, подтверждает Ваше мнение. Ну, пригласить для разговора Гейтса Вы не можете, а позвать Грефа? Дать ему возможность возразить (а он бы несомненно представил бы свой взгляд)? Ну, если не Грефа, то «кандидата наук, доцента имярек», придерживающегося иного мнения? Нет ни одного слова, ни одного сюжета, в котором содержится иное, чем Ваше, мнение. Разве это не манипулирование?

Вы, с моей точки зрения, делаете это очень хорошо, профессионально и талантливо, может быть, лучше сказать – умело. Потому что очень тонко смешаны элементы правды с ложью. Этим, кстати, отличались все те личности в истории, которых я называю «гамельнскими дудочниками», великие умельцы играть пленительные, хотя и лживые, мелодии на своих дудках и уводившие на гибель миллионы людей.

Это письмо сугубо личное. Я не собираюсь публиковать его (я вообще не поклонник «открытых писем») и просил бы Вас о том же.

В завершение хотел бы сказать Вам, что, несмотря на мою, скажем так, нелестную оценку Вашей программы, я согласен с Вами в одном: Вы подверглись цензуре, категорическим противником которой я являюсь.

Не могу завершить это письмо словами «с уважением», «искренне Ваш» или «желаю всех благ». Скажу так: Будьте здоровы.

А вот ответ Никиты Сергеевича:

«Здравствуйте Владимир Владимирович!

С интересом прочел Ваше письмо. И не без сожаления должен констатировать, что Вы довольно легкомысленно оцениваете мои отношения с цензурой. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что один мой фильм «Родня» получил в Госкино 117 поправок, из которых мне пришлось выполнить 70, чтобы картина вышла на экран. Что касается дебатов: как и Вы, считаю, что позиции друг друга мы знаем. Они почти во всем полярны и потому не вижу необходимости их вновь друг другу разъяснять. Будьте здоровы. НМ.».

Вот, пожалуй, все. Добавлю лишь просьбу всем: прошу не звонить, не писать мне с просьбой о новых высказываниях, комментариях и т.п. У меня нет ни малейшего желания, чтобы все это превратилось в современное «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» или, того хуже, в широко обсуждаемую перепалку Владимира Соловьева с Василием Уткиным. Dixit.

Вчера, 22 мая, вышла очередная программа Н.С. Михалкова «Бесогон», вышла на его ютьюб-канале, поскольку телеканал «Россия-24» не стал показывать ее. Программа была отчасти посвящена моей персоне, что явствует из ее названия: «Познер, поп Гапон и гуси-лебеди». После ее выхода я получил большое количество звонков из различных инфо-онлайн-каналов с вопросом, буду ли я отвечать на выпады Михалкова в мой адрес, будут ли у меня комментарии, буду ли я как-то реагировать? Я сказал, что еще не решил, что подумаю.

Сегодня утром проснулся с пониманием, что выскажусь, но отвечать Михалкову не стану, да и комментировать его программу тоже не буду, поскольку это не только бессмысленно, но и означало бы опускаться на уровень, который я считаю для себя недопустимым.

Поэтому я хотел бы лишь объяснить всем, кому это интересно, суть дела.

Вскоре после выхода того «Бесогона», в котором Михалков выставил Билла Гейтса и Германа Грефа, скажем так, не в лучшем свете, мне позвонил приятель и спросил, что я думаю об этом, мол, что происходит с Никитой Сергеевичем? Я сказал, что программу не видел, поскольку ни разу не интересовался «Бесогоном». Приятель настоятельно просил, чтобы я все-таки эту программу посмотрел – что я и сделал.

Не стану излагать, какое она произвела на меня впечатление, однако я решил написать Никите Сергеевичу письмо. Мы давно знакомы (я играл с ним и Андроном Кончаловским, его старшим братом, когда ему было лет 14), хотя и не близко, придерживаемся совершенно разных взглядов и симпатиями друг к другу не страдаем.

Но я считаю, что он вписал свое имя золотыми буквами в историю российского кинематографа, что он был выдающимся режиссером и блестящим актером (пишу «был», потому что давно не видел ничего нового, что подтвердило бы верность этих слов), за что невозможно не уважать его. Именно поэтому я решил написать ему: мне, ценителю его таланта (пусть даже утерянного), не безразлично, что он думает и говорит.

Я позвонил ему, попросил адрес его электронной почты, которого у меня не было, и отправил ему письмо. При этом подчеркнул, что оно носит сугубо личный характер, что я не собираюсь делать его достоянием общественности и прошу его о том же. На следующий день я получил ответ от Никиты Сергеевича.

Прошло несколько дней, и меня пригласили принять участие в утренней программе «Эха Москвы». Я дал согласие, и вот во время эфира ведущие, Александр Плющев и Татьяна Фельгенгауэр, стали спрашивать меня о моем отношении к программе «Бесогон», о которой речь идет выше. И я высказался, высказался не самым лестным образом.

Такова предыстория вопроса. Думаю, если бы я не высказал своего мнения на «Эхе», то не стал бы объектом внимания Михалкова и его «Бесогона». Не гарантирую, но думаю, так. Скорее всего, он обиделся, даже разозлился на меня. Не совсем парламентские выражения, употребленные им в мой адрес, говорят именно об этом.

Хотел бы обратить внимание лишь на один момент: Михалков оправдывает опубликование отрывков из моего письма тем, что я будто бы нарушил свое обещание не публиковать его, выступив на «Эхе Москвы» с критикой его программы. На самом деле я ничего не нарушил, потому что ни разу не сказал, что не стану отвечать на вопрос о том, как я отношусь к его программе, если меня спросят. Так что здесь Никита Сергеевич применил чисто шулерский прием и, увы, не только здесь. Ну да ладно.

С учетом всего сказанного, я считаю, что имею право ознакомить вас как с моим письмом, так и с ответом Н.С. Михалкова. Итак, вот мое письмо – полностью, без каких-либо изъятий или изменений:

«Здравствуйте, Никита Сергеевич,

Посмотрев ту Вашу программу, которую не выпустили в эфир, хотел бы поделиться с Вами некоторыми мыслями. В них, скорее всего, не будет логической связи, что объясняется тем, что я, увы, лишен системного мышления.

Прежде всего, хочу сказать, что я рад тому, что Вы, именно Вы, человек, не испытавший в своем творчестве цензуры – ни в советское время, ни в постсоветское – столкнулись с ней. Я, в отличие от Вас, имел с цензурой постоянное дело в советское время, когда она существовала в лице государственного Главлита, и имею дело с нею, неофициальной, сегодня. Доказывать ее существование в СССР я не стану, поскольку доказательств не требуется. Не счесть количества запрещенных книг, спектаклей, положенных на полку фильмов, а то и смытых пленок того времени. Если же говорить о дне сегодняшнем, то цензура иная, но имеет место быть. Я, например, не могу пригласить в свою программу Алексея Навального (в скобках замечу, что не являюсь его сторонником, даже наоборот, но считаю его фигурой, мнение которой зритель имеет право знать). Я рад, что Вы испытали цензуру, потому что уверен, что никогда от нее Вы не страдали: Вы всегда относились к элите, как советской, так и российской, ни во времена Брежнева, ни во времени Горбачева, ни во времени Ельцина цензура Вас не коснулась и, как мне кажется, полезно такому человеку, как Вы, испытать ее действие. Согласитесь, оскорбительно и мерзко.

Коль скоро я коснулся советского времени, то хотел бы сказать вот что: идеи, на которых основывалась эта власть, были и остаются, на мой взгляд, прекрасными. Но их воплощение оказалось для страны катастрофой. Была погублена русская интеллигенция, явление уникальное в мире, погублена навсегда. Были убиты миллионы ни в чем неповинных людей. Если положить на весы все достижения советской власти – а их было не так уж мало – и урон, нанесенный этой властью народу, то этот урон окажется несравненно весомее. Советская партократия оказалась для страны губительной. Если перечислить имена уничтоженных писателей и поэтов, ученых и философов, имена тех, кто представлял интеллектуальную элиту страны, то волосы встают дыбом. Как мне кажется, ни один народ, кроме русского, не выдержал бы такое, просто бы сгинул.

A propos хотел бы заметить, что Ваши обвинения в адрес Ельцин Центра, якобы отрицающего целиком и полностью достижения советского времени, ошибочны (надеюсь, что ошибочны, а не намеренное желание навязать зрителю определённое мнение). Я был в этом центре раза четыре, знаю его очень хорошо. Ничего такого там нет, тем более нет отрицания великой русской культуры в лице Пушкина, Гоголя, Достоевского и так далее, что Вы утверждаете. Возможно, Вы там не были. Но это так, как я сказал, a propos.

Хочу признаться Вам, что я ни одной программы «Бесогон» до сегодняшнего дня не смотрел. У нас с Вами во всем, или почти во всём, диаметрально противоположные взгляды, во всяком случае в том, что касается главного. Я бы с охотой провел бы с Вами дебаты на телевизионном экране, когда бы зритель смог вы выслушать два разных взгляда на жизнь, смог бы взвешать всё это и сделать свои выводы, то есть тогда, когда у зрителя был бы выбор (чего нет в Вашей программе – в ней есть только одно мнение, Ваше). Но слушать Вас в, так сказать, неразбавленном виде, мне неинтересно, потому что мне понятно, что вы скажете. Не конкретно, конечно, но в принципе.

Что касается снятой с эфира программы. Она представляет собой как раз то, против чего Вы возражаете и чем Вы возмущаетесь: это чистейшее манипулирование людьми. Вы говорите, что у Вас нет иной цели, как задавать вопросы, чтобы люди задумывались. На самом деле, Никита Сергеевич, все эти «вопросы» (ставлю кавычки, потому что они по сути таковыми не являются, они на самом деле являются ответами, ответами, отражающими Вашу точку зрения) задаются, чтобы наталкивать зрителя «задуматься» совершенно определенным образом. Знаете, как шулер сдаёт карты? Вроде нормально, все получают корректную, «чистую» сдачу, но на самом деле это не так. Вот и Ваши «вопросы» такие же карты. Вроде это не Ваше мнение, мол, вот Вам, дорогие мои зрители, вопросы, подумайте сами над ними. А на самом деле Вы говорите им, что они должны думать. Было бы куда честнее так и сказать: Вот, что думаю я, Никита Сергеевич Михалков, согласны вы, не согласны, решайте сами.

В этой программе, в которой злодеями выступают у Вас Билл Гейтс и Герман Греф, Вы приводите слова только тех, кто осуждают их, подтверждают Ваше мнение. Ну, пригласить для разговора Гейтса Вы не можете, а позвать Грефа? Дать ему возможность возразить (а он бы несомненно представил бы свой взгляд)? Ну, если не Грефа, то «кандидата наук, доцента имярек», придерживающего иного мнения? Нет ни одного слова, ни одного сюжета, в котором содержится иное, чем Ваше, мнение. Разве это не манипулирование?

Вы, с моей точки зрения, делаете это очень хорошо, профессионально и талантливо, может быть, лучше сказать умело. Потому что очень тонко смешаны элементы правды с ложью. Этим, кстати, отличались все те личности в истории, которых я называю «гамельнскими дудочниками», великие умельцы играть пленительные, хотя и лживые, мелодии на своих дудках, и уводившие на гибель миллионы людей.

Это письмо сугубо личное. Я не собираюсь публиковать его (я вообще не поклонник «открытых писем») и просил бы Вас о том же.

В завершении хотел бы сказать Вам, что, несмотря на мою, скажем так, нелестную оценку Вашей программы, я согласен с Вами в одном: Вы подверглись цензуре, категорическим противником которой я являюсь.

Не могу завершить это письмо словами «с уважением», «искренне Ваш» или «желаю всех благ». Скажу так: Будьте здоровы.

А вот ответ Никиты Сергеевича:

«Здравствуйте Владимир Владимирович!

С интересом прочёл Ваше письмо. И не без сожаления должен констатировать, что Вы довольно легкомысленно оцениваете мои отношения с цензурой. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что один мой фильм «Родня» получил в Госкино 117 поправок, из которых мне пришлось выполнить 70, чтобы картина вышла на экран.Что касается дебатов; как и Вы, считаю что позиции друг друга мы знаем. Они почти во всем полярны и потому не вижу необходимости их вновь друг другу разъяснять. Будьте здоровы. НМ.».

Вот, пожалуй, всё. Добавлю лишь просьбу всем: прошу не звонить, не писать мне с просьбой о новых высказываниях, комментариях и т.п. У меня нет ни малейшего желания, чтобы всё это превратилось в современное «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» или, того хуже, в широко обсуждаемую перепалку Владимира Соловьёва с Василием Уткиным. Dixit.

Читайте также: